• Теперь здесь церковь: Почему москвичи воюют со строителями храмов


    Burenstam
    https://a.tiles.mapbox.com/v4/thevillage.mlgpeded/10/618/320.png?access_token=pk.eyJ1IjoidGhldmlsbGFnZSIsImEiOiIxOGFhNTQzMzlkYTI1OWMxZjAwN2Y4NzI3ZjZjM2UxZiJ9.1YaHOEk0nlAD3S4sfO7HEA
    Этим летом в Лосиноостровском районе Москвы началось противостояние в духе борьбы за Химкинский лес: в парке «Торфянка» местные жители выступили против строительства храма. Возводить церковь в районе начали после общественных слушаний, участники которых якобы поддержали строительство. Однако протестующие говорят, что слушания сфальсифицировали: обсуждение было кулуарным и жителей района на него не позвали. Борьба между православными активистами и защитниками парка, разбившими палаточный лагерь, шла несколько дней и ночей. В ситуацию был вынужден вмешаться патриарх Кирилл, после чего стройку остановили до решения суда. Подобных историй в Москве несколько. «У нас поликлиник не хватает, в „Торфянке“ роддом закрыли, беременные вынуждены в Бибирево ездить. Зато храм в шаговой доступности», — разводит руками москвичка Наталья. В парке её родного района Ростокино сейчас строят церковь на 500 прихожан. Противники строительства говорят, что храм возводят на особо охраняемой природной территории. Любая стройка в таком месте запрещена по закону, но благодаря постановлению правительства Москвы возведение церкви стало возможным, и теперь решение властей жители района оспаривают в Мосгорсуде. Председатель правления фонда «Поддержки строительства храмов города Москвы» архиепископ Егорьевский Марк утверждает, что в большинстве случаев церкви возводят не в парках и скверах, а на заброшенных и неосвоенных участках городской земли. Случаи строительства в зелёных зонах Москвы он объясняет тем, что для храмов «издревле выбирались самые красивые и живописные места». В комментарии The Village архиепископ также добавил, что новую территорию прихожане всегда благоустраивают, а в случае, если при строительстве вырубили деревья, зелёные насаждения восстанавливают в другом месте парка. «Территория всегда хорошо освещена. Мамы и дети могут спокойно отдыхать, не опасаясь встретить здесь алкоголика или бомжа». Юристы говорят, что застраивать парки нельзя. «Согласно Генплану Москвы парк относится к природным и озеленённым территориям общего пользования, а также к зоне охраняемого природного ландшафта. Строить там нельзя вообще ничего», — объясняет Иван Медведев, защитник протестующих жителей Лосиноостровского района. По словам Медведева, чтобы получить разрешение на стройку, обычно проводят публичные слушания, на которых утверждается проект планировки территории. Нередко общественные обсуждения проходят кулуарно, без уведомления местных жителей. Представители мэрии и РПЦ уверяют, что храмов в Москве не хватает. «Спуститесь в воскресенье утром в метро, — говорил Сергей Собянин. — Вы обязательно увидите людей с православными молитвословами в руках, которые вынуждены вставать ни свет ни заря, чтобы добраться до храма». Патриарх Кирилл ещё радикальнее в своих суждениях. Он считает, что даже программа строительства церквей не исправит ситуацию. «200 храмов — это капля в море», — уверен предстоятель.
    Зачитать целиком » Дикое, но безысходное рвение властей по нагромождению церквей, где-то даже понятно: - абсолютное отсутствие гос. пропаганды, необходимость хоть как-то влиять на умы электората и прочие моменты, во-множестве. Однако, очень многие уже поняли, что нагромождение храмов идеологическо-пропагандистских задач не решит, даже в средне-срочной перспективе, а уж в долгосрочной, такую методику воздействия ждет абсолютный крах. Не очень понятно другое - кто и на какие средства собирается содержать все эти строения и людей в них обосновавшихся?..



    Обратная связь


    Комментариев нет



    Гость
    Закрыто для дальнейших комментариев