• Они готовятся воевать с русскими


    Burenstam
    http://segodnia.ru/sites/default/files/styles/50/public/articles/2015/07/28/1426496438_06.jpg
    Прошел год с того дня, когда иссеченный поражающими элементами боеголовки неизвестно кем выпущенной ракеты пассажирский Boeing малазийской авиакомпании рухнул в степи под Донецком. Как дипломированный инженер в области авиационной техники, знаю, что катастрофы самолетов — явление, если хотите, неизбежное. Как медийный аналитик, с другой стороны, знаю, что ничто так эффективно не работает на достижение целей уничтожения политического противника, как обвинения его или членов его команды в причастности или даже в организации авиационной катастрофы. Увы, самолеты падают. Терпят крушение поезда или разбиваются всмятку по всему миру ежедневно тысячи автомобилей. Но негативные ассоциации в массовом масштабе достигают пика только при картинке на телеэкране обломков реактивного лайнера. Тут и надо что-то говорить. Причем срочно. На нашей памяти как минимум две такие информационно-психологические операции. Это негативная связка «Юрий Андропов — корейский авиалайнер», в результате чего были похоронены амбициозные надежды советского лидера на продвинутое, скажем так, геополитическое примирение СССР с западным миром, и связка «Муамар Каддафи — взрыв Боинга 747 над Локерби». Западный обыватель именно поэтому рукоплескал финальным кадрам трагедии — трупу ливийского лидера (обвиняемого ранее в организации теракта, потом прощенного, откупившегося, однако когда стало надо — ведь вспомнили же!) в холодильнике универсама в Бенгази. Еще 17 июля прошлого года и пыль на месте трагедии не осела, как изо всех недружественных информационных пушек раздался дружный залп: виновата Россия, лично Путин, контролируемые Россией и Путиным «сепаратисты». За минуты возникла новая связка «Путин — рейс МН17». Эту информационную опасность ни тогда, ни сегодня нельзя недооценивать. Американские политтехнологи просто ликовали. Адекватный и всегда сдержанный Ариэль Коэн (уроженец Ялты, причем демонстративно подчеркивающий во всех вариантах автобиографии, что Ялта — это не в СССР, а на Украине) тут же составил дышащий американским энтузиазмом план свержения «Влада». Политическая медиаметрия — отличный инструмент в данном случае для демонстрации масштабов и интенсивности информационной атаки. Для сравнения привлечем данные по другой аналогичной по масштабам операции — раскрутки дела Pussy Riot. Имеем в виду, что число публикаций в двух этих случаях примерно одинаково, около 2000. Итак, общий для всех стран индекс агрессивности: 6,7 против 2,6. Германия просто зашлась: ИА составляет 71 (мы не ошиблись — именно 71) против 1,6. США: 27,2 против 0. Великобритания: 11,7 против 2,7. Франция: 9,5 против 5,5. Япония: 10,1 против 0; Испания: 9,1 против 6,3. Интересно определить долю тех материалов, тональность которых эксперты определили как чисто «негативная» в сумме негативных и умеренно-негативных публикаций. Тут уверенно лидирует Украина — 75%. Далее по убывающей Великобритания — 65%, Германия — 54%, Япония — 51%. А вот интересное: США — всего 1%, Франция — всего 2%.
    Подробнее » Уровень агрессивности Россиян в отношении запада остался за кадром...



    Обратная связь


    Комментариев нет



    Гость
    Закрыто для дальнейших комментариев