• Европа второго сорта


    Burenstam
    http://beta.inosmi.ru/images/22749/40/227494003.jpg
    Нет уже сладкой Франции. Жизнь в Мадриде далека от идеала. Кризис коренным образом изменил условия жизни во всей Европе. Продукты, услуги, стандарты труда и жилья становятся все хуже. Прежние добрые времена уже не вернутся. Испанцы любят хорошо поесть. Это основополагающий элемент их образа жизни, идентичности: пиршество всегда сопровождалось беседами в кругу друзей, развлечениями. Отказаться от этого решительно невозможно. Однако в выходящей из кризиса Испании тех, кто может позволить себе такое удовольствие, становится все меньше. «Раньше столики у автостоянок на автострадах были пустыми, потому что люди предпочитали съесть что-нибудь вкусное в придорожных ресторанах. Сейчас — здесь нет места, людям приходится довольствоваться бутербродами», — рассказывает Кончита Фернандес (Conchita Fernandez) — моя знакомая испанка, которая, проведя несколько лет в далекой Бразилии, заново открывает свою родину. Прошлые годы были для Испании невероятно тяжелыми. По данным Reuters, с 2008 года средняя зарплата в реальном исчислении уменьшилась на четверть. До сих пор почти каждый четвертый взрослый житель (среди молодежи — половина) страны вообще не имеет работы. Благодаря смелым реформам консервативного правительства Мариано Рахоя (Mariano Rajoy) страна избежала банкротства и вновь начала развиваться. Но сегодня это уже не то государство, что до кризиса: более бедное, более грустное и с гораздо более низким уровнем жизни. «Прежние времена, прежний образ жизни уже не вернутся, потому что финансовый кризис наложился на наметившиеся гораздо раньше проблемы, из-за которых прежний уровень жизнь в Европе сохранить было невозможно, — объясняет профессор Брюссельского свободного университета Андре Сапир (André Sapir), который по заказу Европейской комиссии разработал "Концепцию возвращения роста в Европе". — Во-первых, благодаря экономическим и политическим реформам Китай, Индия и другие развивающиеся страны превратились в серьезных конкурентов ЕС. Во-вторых, технологические инновации радикальным образом изменили условия труда. В-третьих, старение европейских обществ привело к кризису системы социальных гарантий. Это три вызова, с которыми Европе пока не удается справиться». Каждый день Европейский союз импортирует из Китая товаров на сумму примерно в миллиард долларов: в два раза больше, чем сам поставляет в Китай. На Старый континент широким потоком плывут товары неплохого, но чаще — низкого качества. Именно они преимущественно заполняют полки дешевых магазинов. Брюссель предостерегает, что две трети подделок фирменных товаров, задержанных на европейских границах, производится в Китае. Между тем продукты made in China играют фундаментальную роль: они позволяют растущей группе европейцев, которым грозит пауперизация, чувствовать, будто они могут сохранять прежний уровень жизни, что они могут позволить себе больше. Некачественными могут быть как дешевые, так и дорогие приборы. Когда-то телефон Nokia работал много лет, а батарея держала заряд две недели. Сейчас смартфоны через год зачастую годятся только на помойку. Известная своими надежными, хотя и одноразовыми, ручками французская марка перенесла производство за границу Европы. Сейчас, используя ее продукты, мы рискуем: не прольются ли чернила в кармане, не перестанет ли ручка писать, хотя мы только что ее купили. В царство халтуры превратились магазины одежды: многие брюки садятся после первой стирки так, что их невозможно больше носить, ткань рубашек протирается за год, ботинки расклеиваются. При производстве обуви основным материалом вместо кожи становится пластмасса. В своем недавнем репортаже журналисты программы Envoye Special канала France 2 показали, что стиральные и посудомоечные машины производятся сейчас из таких материалов, которые физически не могут выдержать больше пары лет. С одной стороны, речь идет о том, чтобы склонить людей к новой покупке и стимулировать рынок, а с другой — о снижении цены, чтобы даже в условиях посткризисной Европы простой Смит, Гонзалес или Дюпон мог себе ее позволить. Логотип известной марки, сохранившей остатки репутации, усыпляет бдительность покупателя. «Рынок отчетливо делится на качественные товары, которые в основном производятся в Германии или скандинавских странах, и импортные эрзацы, преимущественно из Азии. Это яркий символ расслоения европейских обществ», — говорит глава Ассоциации польских экономистов Рышард Петру (Ryszard Petru). Снижение качества добралось даже до основ того, что называют европейским социальным государством: школы и системы медицинского обслуживания. В школе на улице Фагон в 13-м округе Парижа Александрин вот уже два года приходится одновременно учить два класса: CE1 и CE2, аналоги польских второго и третьего. «Когда одни делают домашнее задание, я занимаюсь с другими. Но в таких условиях невозможно обеспечить нормальный уровень обучения, всеобщая и светская школа теряет роль ценности и оплота Республики», — говорит она. Франция, страна с увеличивающимся долгом и топчущейся на одном месте экономикой, уже не может позволить себе содержать армию из пяти миллионов пожизненно трудоустроенных госслужащих. Поскольку тех, у кого уже есть эта привилегия, очень сложно уволить (тем более что они составляют фундамент правящей Социалистической партии), был придуман другой метод экономии. Начиная с президентства Николя Саркози, не всех уходящих на пенсию работников, в том числе учителей, заменяют новыми. В итоге ставки сокращаются случайно, совсем не там, где они были лишними. А тот, кто хочет обеспечить своим детям по-настоящему хорошее образование, все чаще оказывается вынужден отдавать их в частные школы. По аналогичным поводам трудности переживает британская национальная служба здравоохранения. Из-за недостатка средств серьезных операций приходится ждать месяцами, если не годами, консультации длятся зачастую несколько минут, врачей стало слишком мало. Нишу нашли для себя польские медики, которые стали открывать в Лондоне частные кабинеты. Приходится платить, зато услуги можно получить быстро и на хорошем уровне, поэтому там много клиентов. Все хуже работает, впрочем, вся система социальной защиты, которая была некогда гордостью и отличительным знаком Европы в мире. По данным благотворительного фонда Abbé Pierre, на улицах французских городов каждую ночь спит 140 000 бездомных (в том числе 30 000 детей), это на 50% больше, чем в 2011 году. В значительной мере это последствие доказанного известным французским экономистом Тома Пикетти (Thomas Piketty) явления концентрации богатств современной Европы в руках узкой привилегированной группы. Остальные обречены пользоваться все менее качественными продуктами и услугами, а, в крайних случаях, лишиться всего. Западноевропейский кризис положил конец мечтаниям поляков о лучшем качестве жизни. Раньше мы знали, что на строительство социального государства, такого, как в странах старой Европы (с прекрасной инфраструктурой, социальным обеспечением и огромным количеством свободного времени) нужно одно, максимум, два поколения. Сейчас эта перспектива пропала, потому что растаяла в воздухе сама модель.
    Зачитать целиком » То, что зря гнали на "грязный совок" многие уже поняли, видимо, не за горами и понимание глубинных смыслов напраслинного гонева про "сраную рашку"...



    Обратная связь


    Комментариев нет



    Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

    Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

    Создать учетную запись

    Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


    Регистрация нового пользователя

    Войти

    Уже есть аккаунт? Войти в систему.


    Войти