Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'философия'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Категории

  • Jarl Burenstam
  • Летопись
  • Путь в Валгаллу
  • Якорь
  • Смеходрот
  • Библио
  • Картинки
  • Публикации

Форум Фьорда

  • Форум Фьорда
    • Исторический
    • Военно-исторический
    • Политико-аналитический
    • Религиозный
    • Юмор
    • Марксизм и другие
    • Кают-компания
    • Мастерская

Группа


Пол


Возраст


О себе

Найдено: 11 результатов

  1. Диалектика 2018

    ОТ Борис Юлин
  2. Премьер России Дмитрий Медведев заявил, что перечитывает труд известного древнекитайского философа Лао-Цзы "Дао дэ цзин" и считает, что со времен, когда это произведение было написано, проблемы, стоящие перед человечеством, мало изменились. "Я действительно с интересом всегда читаю это произведение, тем более что существует с десяток переводов на русский язык, как и на другие языки, и каждый перевод отличен от другого", - сказал он в интервью Центральному телевидению Китая. Одновременно глава российского правительства отметил, что "проблемы в нашем мире не очень изменились со времён, когда Лао-цзы написал свой трактат "Дао дэ цзин"". Легендарный древнекитайский философ Лао-Цзы, которому приписывается авторство классического даосского философского трактата "Дао Дэ Цзин", жил в VI-V веках до н. э. и, возможно, был современником Конфуция. В рамках современной исторической науки историчность Лао-цзы подвергается сомнению, тем не менее, в научной литературе он часто все равно определяется как основоположник даосизма. В трактате "Дао дэ цзин" излагаются основы даосизма - китайского традиционного учения, включающего элементы религии и философии. Подробнее »
  3. Про идеологию

    [embed]https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=_J07MnAkJq8[/embed]
  4. Император Юлиан a.k.a. Отступник

    ОТ Digger, под ред. Handy Текст создавался для форума Гоблина. То, что ниже - вдумчивая переработка оттуда. Нет, прежде, чем перейти к его биографии, придется начать с раннего христианства. Приступим, помолясь. Может показаться странным, но в первом веке Н. Э. в Римской империи о существовании христиан не знал никто. Кроме самих христиан, разумеется. Да и те в отношении себя были уверены про себя не все. То, что творилось на окраинах Римской Империи, мало интересовало сограждан в столице. Куда выше интерес был к иудеям. Иудаизм являлся одной из немногих официально разрешённых внешних регилий. Связано это было с тем, что она древняя и анпираторы её особо не трогали. Не трогали бы вообще, если бы не махровый иудейский прозелитизм. Из-за него время от времени устраивались на евреев всяческие гонения с массовыми распятиями и кормлением котиков. Собственно, даже иудеи до определённого момента считали христианство иудейской сектой. Даже хуже. Первые христиане и были иудеями. Христос был иудеем. Апостолы были иудеями. Павел был иудеем. Иудео-христианство было тогда среди последователей вполне себе заметной сектой. Павел против них даже послания фигачил. «Евангелие евреев», вот. Неудивительно, что никто не мог внятно отделить одно от другого. А раз это не могли сделать евреи, как могли это сделать римляне, которым вообще эти чучмеки были без разницы? Потому заявления христиан о гонениях конкретно на них – это, мягко говоря, тщеславие. Гоняли иудеев. А то, что Тиберий пытался ввести в ларарий Христа – сказка. И вот на фоне такой массовой поддержки населения Константин Великий объявляет христианство государственной религией. Почему легитимно избранный собой язычник Константин назначил христианство любимой религией – вопрос отдельный. Битва вокруг него идёт уже не одно столетие и там участвуют настолько суровые силы, что остаётся только принять одну из сторон конфликта, а не бежать с водяным пистолетом в эпицентр тактической ядерной войны. Ознакомившись с аргументацией сторон, я (лично я) согласился с мнениями ряда историков, которые придерживаются следующей точки зрения: Анпиратор понял, что, в отличие от остальных вероисповеданий, христианство своим монотеизмом имеет серьёзный потенциал. Понятно, что в его окружении были как христиане, так и иудеи, но сочинять сказку про «а вот позвал Константин иудеев и христиан и начали они состязаться» смысла не имеет. Мамка его, Ленка, была христианкой. Но влияние её на сына было весьма ограниченным, что и продемонстрировал Никейский собор. Зачитать целиком »
  5. Что есть товар?

    Только что читал бурный спор между двумя моими друзьями-марксистами о том, было ли товарным хозяйство страны при СССР? То есть, чем был производимый и покупаемый в магазинах продукт, были ли товарно-денежные отношения? Спорщики активно использовали цитаты из классиков и статьи из энциклопедий. При этом, на мой взгляд, и классики, и оба спорщика были, по-своему, правы. Ну, решил и я высказаться на эту тему. Но не в споре. Ибо суть спора, на эту важную (без шуток) тему кроется в применение терминов, а не в понимании самих товарно-денежных отношений. И так, что же я имею сказать, в своём традиционном ликбезе? Ясно, что всё, что делает и потребляет человечество суть есть продукт! И, собственно, половина экономики состоит из производства продукта. Ясно, что этот продукт потребляется человеческим сообществом. И вторая половина экономики – это распределение этого продукта среди тех, кто его потребит. То есть вся экономика – это производство и распределение продукта. Всё остальное – это инструменты экономики и её методы. И вот здесь как раз можно перейти к товару. Товар – это тот продукт, который распределяется (!) среди потребителей через процедуру купли/продажи. То есть товар возникает из продукта в результате акта продажи, то есть обмена продукта на другой продукт или суррогат продукта (деньги), имеющего эквивалентную обменную стоимость. Но это всё равно распределение, только в соответствии с имущественным цензом. Кто богатый – выбирает себе любой продукт по вкусу, получая за большое количество суррогата продукта, что хочет и сколько хочет. Менее богатые – покупают то, что осталось по принципу «что могу позволить». Бедные – по остаточному принципу «что перепадёт». Например, хлеб – он просто хлеб. Его едят. Но вот какое-то сообщество силами ряда своих членом выпекает большое количество хлеба для членов сообщества. Если этот хлеб будет роздан членам сообщества, напрямую распределён между ними – он не станет товаром. Он останется просто продуктом. Соответственно хозяйство, где он так распределяется – нетоварное. Если те, кто выпекли хлеб, начнут его распределять путём обмена на другой продукт или суррогат продукта – он станет товарным. И хозяйство, где большая часть продукта распределяется через обмен – товарное. Следовательно, хозяйство в СССР было товарным. Ну а как же быть с извлечением прибыли? Ведь есть слова классиков о том, что товар продаётся для получения прибыли? Ну так это конкретный вариант распределения – товарный капиталистический. То есть товар при капитализме, это источник финансовой прибыли. Вернее, его обмен, в результате которого часть средств обмена остаётся в виде прибыли у продавца. А если конкретный вариант распределения – товарный социалистический, то всё выглядит иначе, ибо нет извлечения финансовой прибыли, которая присваивается капиталистом. Но всё равно используется обмен и такое средство обмена, как деньги. Просто сам механизм используется для учёта труда потребителя и положенного ему за это количества распределяемого продукта. То есть спор «было ли хозяйство в СССР товарным?» - он сугубо терминологический. Если смотреть с точки зрения товара в капитализме – не было. Но оно тогда таковым не было и более ранние времена, когда крестьяне на ярмарках продавали продукты своего труда. Но если товар – это объект обмена, то само понятие товара выходит за рамки капиталистических отношений. И с такой точки зрения хозяйство в СССР было товарным. Но товарность была другая. И система распределения – тоже другая, хотя внешне схожая (взял деньги и пошёл купил в магазине). Более того, в СССР огромное количество «капиталистического» товара товаром не являлось – труд, здравоохранение, тело, знания и так далее и тому подобное. То есть в любом случае товарность социализма много меньше товарности капитализма. Ну и что в итоге? Если мы приходим к пониманию, что вся экономика состоит из производства продукта и его распределения, то принципиальность спора, было хозяйство в СССР товарным или нет, исчезает. Есть огромное количество вариантов систем распределения продукта, плавно перетекающих один в другой. Обмен продукта – частный случай распределения продукта. Продажа с целью извлечения прибыли и присвоения этой прибыли – частный случай обмена продукта. И хозяйство СССР было в промежуточном положении между прямым коммунистическим распределением и построенном в основном на обмене капиталистическим. И она первые десятилетия существования СССР шло от капиталистической схемы к коммунистической, уменьшая роль денег и вывод за рамки обмена, к прямому распределению, всё большее количество продукта. А впоследствии, особенно после косыгинских реформ, когда во главу угла стали ставить параметры рентабельности предприятия и его прибыль – обратно к капиталистической. Ну а если мы считаем, что есть распределение и обмен, как разные подходы… Или если начинаем воспринимать деньги и прибыль, как основу экономики… Тогда да, спор заходит в тупик.
  6. Циолковский и его евросоциализм

    Циолковский сам себя считал не техником, а философом. Он был одним из первых гуманистов-социалистов России, причём опиравшийся на опыт Германии и США. Интересны его идеи переустройства общества, основанные на ранжировании общества, прямой демократии, власти судей и евгенике. Причём мужчины и женщины в таком обществе имели бы свои правительства. Писатель (и бывший эсер-боевик) Виктор Шкловский, несколько раз встречавшийся с Циолковским и специально для этого приезжавший в Калугу, в 1928 году записал следующий разговор с ним: «Вечер. Циолковский меня спросил: - Вы разговариваете с ангелами? - Нет, – ответил я тихо в слуховую трубку. - По строению головы могли бы разговаривать. - А вы? – спросил я. - Я постоянно разговариваю. Я не испугался, поняв, что ангел – вдохновение». Циолковский считал ангелов всего лишь высшими разумными существами, более совершенными, чем люди. Согласно его концепции, люди в будущем и в результате космоантропогенной эволюции как раз и должны превратиться в ангелов. «Человек тоже преобразится, – писал он в начале XX века, – и старого, грешного человека, живодёра и убийцы, уже не будет на земле. Будет его потомок совершенный ангелоподобный». Циолковский в беседе с Чижевским пояснял свою мысль: «Многие думают, что я хлопочу о ракете и беспокоюсь о её судьбе из-за самой ракеты. Это было бы грубейшей ошибкой. Ракеты для меня – только способ, только метод проникновения в глубину Космоса, но отнюдь не самоцель. Недоросшие до такого понимания вещей люди говорят о том, чего в действительности не существует, что делает меня каким-то однобоким техником, а не мыслителем». В подавляющем большинстве биографий Циолковский представлен именно как «однобокий техник», а не мыслитель мирового масштаба, коим он себя осознавал с ранних пор. Мечты об идеальном человеке неотделимы в мировоззрении Циолковского от мечты об идеальном общественном строе. Знакомясь с философским наследием мыслителя-космиста, нетрудно убедиться, что размышления и работы, посвященные совершенствованию общества, занимают в его творчестве значительное место. Особенно интенсивно он начал заниматься этой проблемой после Февральской и Октябрьской революций, когда воочию убедился, что окружающая действительность более чем далека от совершенства. Он уже в апреле 1917 года написал программную статью «Идеальный строй жизни», где сформулировал своё кредо, впоследствии повторенное не единожды. Вместо неизбежных насилия и горя предлагался путь просвещения, основанный на уступчивости, милосердии и прощении. Зачитать целиком » Вот, наверное, удивился бы Циолковский, взгляни он на современных "ангелоподобных" дегенератов потребительского общества, особливо из западных цитаделей "демократии"...
  7. Еще в 1980 году журнал Time охарактеризовал этого автора как «ведущего мирового протестантского философа», а в 2001 году на страницах журнала Christianity Today он был назван «не только лучшим христианским философом своего времени», но и «наиболее значительным философом среди всех направлений». Большинство русскоязычных читателей, даже те, кто интересуется религией и философией, вряд ли догадаются, о ком идет речь. Поэтому первая публикация на русском языке книги американского философа, удостоившегося всех этих лестных эпитетов, Алвина Плантинги, служит хорошим поводом, чтобы рассказать о его творчестве и о «тихой революции», которую он произвел в англо-американской интеллектуальной традиции. Первая книга Плантинги, представленная по-русски, называется «Аналитический теист». До 1960-х годов христианская философия в американских университетах отсутствовала совершенно. Плантинга вспоминает в своей автобиографии: «Когда я окончил школу в 1957 году, в США было мало христианских философов, а еще меньше из них хотели признавать себя таковыми». Это неудивительно, учитывая многолетнее господство в англоязычной философии логического позитивизма, сторонники которого считали религиозные верования даже не столько неверными, сколько вообще бессмысленными и не подлежащими обсуждению. Плантинга вызвался показать, что обвинения в иррационализме и необоснованности, преследующие религиозных людей, можно предъявить каждому из нас: «Вера в существование Бога находится в одинаковых условиях с верой в существование других сознаний, прошлого, чувственно воспринимаемых предметов» – у нас нет убедительных доказательств в пользу всех этих верований, но отсюда не следует, что придерживаться их иррационально. Позднее Плантинга высказал идею, что естественная склонность к вере в Бога, которую он вслед за Кальвином называет sensus divinatus («чувство Божественного»), является частью нашего когнитивного аппарата. Если Бог сотворил мир, то Он наверняка должен был снабдить людей чем-то подобным, поэтому когда чувство Божественного функционирует должным образом, то в условиях повседневной жизни, например, при созерцании красоты природы, в нас зарождаются религиозные верования. Их можно считать обоснованными, как и все верования, полученные с помощью нормально работающих когнитивных способностей, предназначенных для познания истины. Но при этом обоснованность христианской веры не означает, что она доказуема со ссылкой на положения, очевидные для нерелигиозных людей. Силу аргументов Плантинги были вынуждены признать даже его оппоненты. Так, Ричард Рорти, известный своими атеистическими взглядами, как-то отметил, что в книге «Бог и другие сознания» Плантинга «достаточно убедителен во многих вопросах». Другой философ-атеист, Квентин Смит, с неудовольствием констатировал, что вслед за публикацией этой книги процесс секуляризации академического мейнстрима развернулся вспять: «Бог не «мертв» в академии, он вернулся к жизни в конце 1960-х и все еще жив и хорошо себя чувствует в своем последнем академическом бастионе, на философских факультетах». Справедливость этой оценки видна на примере Общества христианских философов (ОХФ), основанного в 1978 году при участии Плантинги (в 1983–1986 годах он был его президентом). Уже к 1994 году ОХФ насчитывало около 1000 членов, что составило примерно 12% от численности всей Американской философской ассоциации. Фактически ОХФ стало самой крупной тематической философской организацией в США, что можно считать одним из симптомов постсекулярной эпохи, возрождения религии в западном мире, который, казалось, уже навсегда утратил к ней интерес. Подробнее » Дело запутанное...