Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'демократия'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Категории

  • Jarl Burenstam
  • Летопись
  • Путь в Валгаллу
  • Якорь
  • Смеходрот
  • Библио
  • Картинки
  • Публикации

Форум Фьорда

  • Форум Фьорда
    • Исторический
    • Военно-исторический
    • Политико-аналитический
    • Религиозный
    • Юмор
    • Марксизм и другие
    • Кают-компания
    • Мастерская

Группа


Пол


Возраст


О себе

Найдено: 720 результатов

  1. Решил я как-то составить подробный вопрос, который, на мой взгляд, является основополагающим для левого движения 2020 года, и отправить диалектику всея "Ютуба", чтобы тот рассудил о "фашизме на экспорт", но что-то не дошло. Поэтому оставлю здесь. Здравствуйте, нашёл некий изъян, на мой взгляд, для трудовой демократической партии с инициативой снизу при уже наступившем социализме. Допустим, мы реализовали советы из трудовых коллективов, жесткий ценз, строгая система. Этим вроде бы обеспечивается отсутствие формирования КРЕПКИХ элит, так как есть сменяемость парламента и отзыв от выборщиков из трудовых коллективов (нет кандидатов от всяческих обществ или КПСС), также присутствует "проверка на марксизм" ("слепые" экзаменаторы для кандидатов, всё проходит под камерами в режиме онлайн, как на экзамене, и из общей кучи вычленяются самые достойные). Предположим, всё, как в роликах. Ремарка: некоторые считают , что "процесс формирования определённой группы людей с очень сильными властными полномочиями неизбежен, поэтому и текущий режим, и все последующие формации вплоть до социализма неизбежно приходят к этому исходу, поэтому смена социального устройства не имеет смысла. Такие идеи продвигал ещё сторонник Муссолини Вильфредо Парето. В своих работах он скептически относился к демократическим режимам, обзывал их «плутодемократическими» или демагогической плутократией, полагая, что в политической жизни есть универсальный закон, при котором меньшинство (элита) всегда обманывает массы. В ряде своих поздних статей, обращенных к Дуче, несмотря на ряд оговорок о необходимости умеренности и свободы слова, он выражал сочувствие к проводимой им политике". Мне кажется, возможна такая ситуация, например, военное время или ещё какие-то инсинуации вождя, сторонников, которые неизбежно приведут к возникновению лазеек, поправок в конституцию. Как пример: вождь продвинет их через СМИ, и какой-нибудь съезд одобрит незначительные изменения (выходят же люди на митинги в Беларуси), которые приведут к важной перестановке, и очень скоро мы вновь увидим Северную Корею или КНДР (с откатом в "монархию", капитализм). Безусловно, мы исключили разногласие партий при обычной демократии, ввели низовую инициативу, обеспечили сменяемость, убрали частную собственность, взяли самых лучших политиков, поменялось отношение к месту в парламенте из-за новых экономических реалий. Но сам процесс уничтожения советов кажется неизбежным. Маркс будто бы нарочно не учитывал проблемы возникновения особого класса, элиты, уже внутри социалистического государства, т.е. этот вопрос не изучен. Как решить проблему? Ведь подобная концепция хорошо вписывается даже в Гегеля. Предпосылками может служить военное положение или всяческие другие подвижки для внесения поправок под предлогом всеобщего блага. Появляется откат, и для него даже поправки не нужны, хватит и очередной группки тиранов. Верна ли в таком случае классовая борьба? Получается, что диктатура пролетариата не убирает борьбы (о чём говорил ещё Сталин) и отката (надежда на новую попытку?), победить класс "эксплуататоров" недостаточно. По итогу мы просто убираем текущую элиту (по логике правых) и начинаем построение новой, что ни есть хорошо. Группа около власти начнет кооперироваться и усиливаться, чтобы сбить более сильных, а потом укрепить своё положение. Это ведёт к застою элиты, а следовательно - к откату. Есть ли смысл тогда классовой борьбы, если борьба продолжится в таком ключе? Это непохоже на родимые пятна. Как только режим падает, в социализме формирование новой элиты неизбежно. Если социализм будет явлен, как на Кубе, то новая разрушительная элита, переходящая в эксплуататоров, сформируется молниеносно, если мы сильно огородимся, то дольше, например, СССР. Борьба идёт и внутри класса, что образует новый класс эксплуататоров. Нужно подробнее рассмотреть подобный вопрос. Отчуждение от средств производства не ведёт к уничтожению властных отношений и не исключает кооперации власти для формирования новой элиты. Образованием и идеологией вряд ли это исправить. Надо думать. Как держать в узде "реакцию"? То есть коммунизм или социализм во всём мире утопичен в том плане, что элита неминуемо формируется и осложняет жизнь народа своими решениями для укрепления собственного положения при любом устройстве. Борьба с троцкистами, борьба с капитализмом, борьба с борьбой - всё это неминуемо ведёт к разложению строя и установлению другой верхушки. Мы можем внести много законов, но любой закон нарушается, и даже без прав на средства производства все общественные формации циклично сменяют друг друга. Тот же первобытный коммунизм расстроился разве только от прогресса в средствах производства? Как решить задачу, если она кажется просто природой человека, фатализм какой-то. Просто отсрочка факта Социализм - это таблетка от симптомов (наравне с другими формациями), ибо они всегда ведут к такому исходу. И тут уже появляются "правые", которые нам расскажут о том, что на народ плевать, все неизбежно, Дуче вперёд, внешние враги не дремлют.
  2. Вильфредо Парето (1848-1923) известен широким образованным массам как автор теории круговорота элит. Государства (по Парето) подвержены резким трансформациям и находятся в непрерывном изменении, как живые организмы, меняющиеся со временем. Общественное устройство никогда не пребывает в неподвижности; это процесс вечного становления, который идет более или менее быстрыми темпами. Первый вывод Парето заключается в том, что поскольку всякий политический режим является следствием предшествующих режимов и истоком будущих, при желании дать ему абсолютно позитивную или негативную оценку мы должны оценить все эти будущие политические режимы, число которых бесконечно. Поэтому мы не сможем дать такой оценки, а будем вынуждены отказаться от абсолютного и обратиться к преходящему, исследовать только ближайшие последствия рассматриваемого политического режима, установив приблизительные границы этого ближайшего периода. Проскрипции, введенные триумвирами в Риме, террор времен первой французской революции, репрессии большевиков — благо или зло? На этот вопрос можно ответить с помощью чувств, основанных на априорных постулатах рассуждений и т. п., но не с помощью логико-экспериментальной науки. Отдаленное подобие понимания связи разных феноменов представляет собой утверждение Клемансо о том, что Французскую республику следует воспринимать в целом, как нечто единое, и кого устраивает ее часть, должно устраивать и все остальное. На этом примере хорошо заметно различие между научным рассуждением и деривацией. Восходящий период неразрывно связан с предшествующим ему восходящим, и затем наоборот; следовательно, в целом: что отдельные периоды суть проявления одного и того же положения вещей, и что мы наблюдаем их чередование, так что процесс этого чередования образует экспериментальное единообразие. Таким образом, нам предстоит исследовать, принадлежит переживаемая нами трансформация к кратким и случайным или ее следует отнести к среднесрочным либо долгосрочным процессам. Другой вывод связан с тем, что поиск наилучшего способа управления бессмыслен и химеричен, и не только в силу неопределенности понятия «наилучшее», но и потому, что он предполагает несбыточное условие — прекращение движения в этом наилучшем состоянии. Когда ставится о вопрос о том, являются ли планируемые меры правильными, справедливыми, моральными, благочестивыми, патриотическими и т. д., то речь идет об их соответствии эмоциям, в общем довольно неопределенным, некоего коллектива на данном отрезке времени, и это может быть полезно для установления согласия в указанном коллективе, но очень мало или ничего не говорит о том, можно ли провести эти меры в жизнь и когда; какие социальные и экономические последствия они повлекут. Одно дело — рассуждать об идеальных целях, другое — двигаться куда-то в реальности. Можно выдвигать неотразимые аргументы в пользу божественных прав королей и императоров, священной власти большинства, торжества благословенного пролетариата; такими аргументами пользовался Победоносцев, чтобы упрочить царское самодержавие. Но все эти пространные рассуждения ничего не дают для понимания последствий тех или иных преобразований. Во всяком человеческом сообществе друг другу противостоят две силы. Одна из них, которую можно назвать центростремительной, способствует концентрации центральной власти, другая, которую можно назвать центробежной, подталкивает к разделению. В вечном движении точка равновесия этих двух сил постоянно смещается то в одну, то в другую сторону, и все время по-разному, не следуя какому-то правилу; эти колебания проявляются в виде самых разнообразных феноменов. В фазе смещения в сторону центробежной силы центральная власть, будь она монархической, олигархической, народной или плебейской — неважно, ослабевает; так называемый суверенитет этой власти клонится к тому, чтобы стать пустым звуком, она разваливается и скрывает под своими обломками всю страну; возрастает влияние отдельных индивидов и коллективов, формально сохраняющих лояльность, но на практике обретающих независимость. Вследствие этого слабая часть граждан, которая не входит в их число и утрачивает покровительство со стороны государя, обращается за защитой и справедливостью к другим: кто-то вверяет себя могущественному лицу, кто-то открыто или тайно объединяется с такими же слабыми и вступает в члены корпорации, коммуны, профессионального союза. В ходе этого процесса начинают действовать и противоположные ему факторы. По мере его нарастания покровительство превращается в порабощение; увеличивается число противников существующего порядка, если этому благоприятствуют социальные и особенно экономические условия, их силы умножаются. Лица, причастные к власти, наоборот, теряют авторитет, потому что в них ослабевает страх перед правительством и возрастает соперничество, часто переходящее в неприкрытые столкновения, ведущие к анархии и не прекращающиеся даже в фазе нового укрепления центральной власти. Общей чертой является необходимость в защите слабых, которая выражается в поисках того, кто может ее оказать: в моменты преобладания центробежных сил —отдельных лиц, а когда преобладает центростремительная тенденция — центральной власти. Когда обстоятельства складываются в пользу второй тенденции, прежнее центральное правительство или новое по форме и по существу, за короткое или длительное время, путем применения насилия или с помощью упорной работы одерживает победу над захватившей власть олигархией и возвращает себе полноту суверенитета. [Источник: Трансформация демократии / пер. с итал. М.Юсима, 2011] *** (данный отрывок скопирован из Интернетов и выглядит довольно идеалистически, слабонервным не смотреть) Парето, введший в политическую науку термин «элита», так же, как и Моска, считал, что все общества делятся на управляющих (элиту) и управляемых. В элите он выделял два главных типа, последовательно сменяющих друг друга: элиту «львов» и элиту «лис». Для «львов» характерно использование силовых методов правления, консерватизм. «Лисы» предпочитают поддерживать свою власть пропагандой, они мастера политико-финансовых комбинаций, обмана, хитрости, изворотливости. Парето выделял также правящую и неправящую элиты. Представители, входящие в состав потенциальной элиты (контрэлиты), наделены характерными для элиты качествами, но не обладают властью из-за своего социального статуса. Со временем правящая элита начинает вырождаться и неэффективно управлять обществом, тогда активизируется контрэлита, претендующая на власть. Но чтобы прийти к власти, ей необходима поддержка масс, которые она побуждает к активным действиям и с помощью которых свергает правящую элиту. Очередная правящая элита со временем также утратит свои выдающиеся качества, придет в упадок и будет отстранена от власти новой контрэлитой. Через некоторое время процесс «циркуляции элит» повторится вновь и вновь. Парето считал, что постоянная смена и циркуляция элит позволяет понять историческое движение общества, которое предстает как история постоянной смены аристократий: их возвышений, властвования, упадка и замены новым правящим привилегированным меньшинством. Поэтому революции, с точки зрения Парето, — лишь борьба элит, смена правящей и потенциальной элиты.
  3. Подробнее Видимо, одних анти-китайских пошлин не достаточно. Пора "побороться" за "права человека" и "правильную демократию"...
  4. Подробнее Символичное решение... Видимо, "правильная демократия" западного типа может существовать только по обкурке...
  5. Подробнее Совсем заблудился этот Тиллерсон. Главное, чтоб везде демократия была. А рабы - да пЁс с ними. Вона НаХ, в древних Афинах демократия тоже была, но рабами при этом торговали успешно, "цивилизованно" и организованно. Вообще, видимо, "настоящая демократия" без работорговли в принципе не возможна...
  6. Про охрану Эрдогана

    Демократия в действии: охрана Эрдогана в Вашингтоне (цитадели "правильной "демократии"") избила протестующих против Эрдогана.