Sergey

Пользователи
  • Публикаций

    353
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

4 Нейтрально

Информация о Sergey

  • Звание
    Продвинутый пользователь
  • День рождения 21.12.1989

Немного о себе

  • Пол
    Мужчина
  • Возраст
    28
  • О себе
    История, правовые дисциплины
  • Откуда
  1. Тот человек, который стал инициатором травли, заявил как-то о том, что придерживается либеральных взглядов. Тот человек, который стал инициатором травли, заявил как-то о том, что придерживается либеральных взглядов.
  2. Я ознакомился с диссертацией Исаева, и, в первую очередь, с его выводами. Может я что-то проглядел, но я вообще нигде не нашел ничего антисоветского или германофильского. Как-то странно получается. Выводы такие: Несмотря на превосходство в 1,1-1,3 раза в общей численности Киевского особого округа в сравнении с 6-й и 17-й немецких армиями и 1-й танковой группы ГА «Юг», формальный подсчет соотношения сил сторон на 22 июня 1941 г. имеет чисто номинальный характер и не отражает действительно обстановки на южном крыле советско-германского фронта. Ввиду упреждения в мобилизации и развертывании войска Юго-Западного фронта встретили противника в трех оперативно не связанных эшелонах, что позволило германским войскам громить их по частям. В каждый момент времени Приграничного сражения 22 июня — 9 июля 1941 г. войска ГА «Юг» обладали численным превосходством над войсками ЮЗФ, а впоследствии ЮЗФ и ЮФ, в количестве одновременно вводимых в бой соединений в расчете на батальоны пехоты. Ввиду неотмобилизованности и недоразвернутости Красной армии к 22 июня 1941 г. на всех направлениях, в том числе на Юго-Западном фронте, советские войска встретили противника в трех оперативно не связанных эшелонах, разбросанных на большом пространстве. Противодействие вторгнувшимся на советскую территорию армиям могли оказать лишь части первого эшелона, значительно уступавшие противнику в численности и неотмобилизованные т.е. содержавшиеся по штатам мирного времени. Соединения армий прикрытия, оборонявшиеся на широком фронте, значительно превышавшем уставные нормативы, не могли длительное время сохранять свои позиции. Поэтому строить оборонительное сражение на Украине командованию Юго-Западного фронта в июне 1941 г. на принципах, на которых строило оборонительное сражение на Курской дуге летом 1943 г. командование Воронежского и Центрального фронтов не представлялось возможным. Более того, подготовленные до войны оперативные планы были непригодны как не соответствующие обстановке. Командование двух фронтов было вынуждено импровизировать, искать выход из возникшего кризиса уже в ходе боевых действий. Тем не менее, несмотря на изначально неблагоприятную обстановку, войскам ЮЗФ удалось оказать серьёзное противодействие противнику, задерживая продвижение его войск и даже вынуждая временно останавливаться и переходить к обороне. Солдаты и командиры Красной армии оказали противнику сопротивление на уровне, значительно превосходящем ожидавшийся им до начала боевых действий. Задачи, которые ставило немецкое командование подчиненным соединениям, раз за разом не выполнялись. В отечественной историографии были сильно недооценены действия советских войск в районе Владимира-Волынского в первый день войны. Уже 22 июня 1941 г, командованием немецкой 6-й армии были перераспределены танковые дивизии между северной и центральной «панцерштрассе» ввиду упорного сопротивления здесь советских войск. Таким образом, упорная оборона Владимир-Волынского укрепрайона, а также активные действия частей 87-й стрелковой дивизии и отдельных подразделений 22-го механизированного корпуса привели к существенной корректировке первоначального плана действий немецкой стороны и видоизменили приграничное сражение на Украине в целом относительно замыслов немецкого командования. Ввиду превосходства противника в силах, как на направлении главного удара, так и на вспомогательном направлении, оборона советских войск уже в первые дни войны оказалась в глубоком кризисе. В львовском выступе, которому уделялось сравнительно мало внимания в отечественных исследованиях, потребовался ввод в бой резервов в лице стрелковых и механизированных соединений. Самый сильный в Красной армии по числу танков новых типов 4-й МК практически не участвовал в танковом сражении в районе Луцк — Броды — Дубно не ввиду ошибок и нерасторопности фронтового командования, а ввиду настоятельной необходимости сдерживания наступления пехоты противника на львовском направлении. Относительно успешная оборона 41-й и 99-й стрелковых дивизий, которой уделялось много внимания в советской литературе, лишь частично отражала крайне сложную обстановку в львовском выступе. Многочисленные контрудары танками на львовском направлении 24-25 июня следует признать достаточно результативными и способствовавшими срыву планов противника. По итогам боев в львовском выступе 26 июня 1941 г., еще до осознания последствий советского контрудара в районе Броды — Дубно, командование группы армий «Юг» изменило первоначальный план прорыва к Днепру. Размах ранее запланированного окружения советских войск существенно уменьшался. В дальней перспективе такое уменьшение размаха операции означало неизбежное отставание группы армий «Юг» от группы армий «Центр». Необходимо также отметить, что по немецким документам прослеживается целый ряд нереализованных, но рассматриваемых при обсуждении ближайших задач войск возможных корректив планов группы армий «Юг». Они показывают, что немецкое командование сталкивалось с целым рядом препятствий в реализации своего плана разгрома советских войск на Украине. Его корректировка производилась лишь под давлением серьезных аргументов, в целом немецкое командование стремилось следовать духу и букве своего первоначального замысла — окружение советских войск на запад-ном берегу Днепра. Анализ принятых советским и немецким командованием решений приводят к необходимости разделить Приграничное сражение на Украине 22 июня — 9 июля 1941 г. на три периода: I. От начала боевых действий 22 июня 1941 г. до принятия немецким командованием решения о корректировке первоначального плана операции 26 июня 1941 г. В этот же день начался фронтовой контрудар ЮЗФ. II. От смены планов немецкими командованием и начала фронтового контрудара 26 июня 1941 г. до момента получения приказа Ставки об отходе на старую границу 30 июня 1941 г. III. Отход на линию старой границы 1 июля — 9 июля 1941 г. войск Юго-Западного и Южного фронтов, завершившийся прорывом «линии Сталина» 1-й танковой группой и захватом Бердичева и Житомира. Попытки командования ЮЗФ противодействовать контрударами мехсоединений наступлению противника на направлении главного удара группы армий «Юг» привели к событиям, получившим широкую известность как танковое сражение в треугольнике Луцк — Броды — Дубно. По сути своей это был ряд столкновений механизированных соединений сторон, в которых одновременно участвовало до 200-300 танков, при самых оптимистичных подсчетах сил противников — около 400 танков. Временные рамки танкового сражения на Украине следует обозначить с 23 июня по 2 июля 1941 г., от танкового боя за город Радзехов до прикрытия отхода 6-й армии по золочевскому шоссе. При этом танковые соединения ЮЗФ сталкивались не только и не столько с танковыми дивизиями противника, но вынуждены атаковать пехоту противника, а также сдерживать наступление немецких пехотных дивизий. Собственно все те соединения, которые были оценены до войны как боеспособные начальником автобронетанкового управления KOBO генерал-майором танковых войск Р. Н. Моргуновым, сыграли заметную роль в Приграничном сражении на Украине. Он считал полностью боеспособными 8 тд, 10 тд, 81 мд, в целом боеспособными 12 тд, 34 тд, 32 тд (с оговоркой «может вести ближний бой»), 37 тд, боеспособными на 40-50% 43 и 41 тд, 7 мд. Соответственно на счету соединений 4-го МК (8 тд, 32 тд, 81 мд) — контр-удары в львовском выступе, на счету 8 МК (12 тд, 34 тд, 7 мд) — контрудар, создавший локальный кризис 26 ийшя 1941 г., и приведший к временному прерыванию сообщения по центральной «панцерштрассе» в последующие дни, до 30 июня включительно. Действия 10-й тд в районе Радзехова дезориентировали противника относительно действительного направления советского контрудара, а также препятствовали прорыву пехоты противника в тыл 6-й армии. 37 тд вела «ближний бой», прикрывая отход 6-й армии на старую границу. 41 тд стала движущей силой последнего контрудара перед отходом на старую границу. На счету 43-й танковой дивизии — локальный, но несомненный успех с удержанием одной боевой группы 11 -й танковой дивизии под Варковичами. Значимой причиной неуспеха контрударов советских механизированных соединений стала их организационная структура. Механизированные корпуса РККА формировались, исходя из неких довоенных теоретических умозаключений. Это привело к их недогрузке мотопехотой, что было типичной ошибкой в ходе строительства самостоятельных механизированных соединений в мировой практике. Такой показатель, как число танков в соединениях, не в полной мере отражает их боевые возможности как теоретически (в условиях наполнения существующих штатов), так и практически (в условиях фактического наполнения штатов, особенно для формирований весны 1941 г.). Помимо нехватки пехоты у советских мехкорпусов наблюдались серьезные проблемы с артиллерией. Использование технически несовершенных тягачей СТЗ-5 вкупе с неукомплектованностью даже ими оставляла танки без артиллерийской поддержки. В отсутствии артиллерийской поддержки атаки танков старых типов на минимально подготовленную ПТО или танки противника приводили к большим потерям при выполнении поставленных задач. В отсутствии серьезного артиллерийского воздействия на выстраиваемую немцами ПТО, германские войска имели возможность противодействовать танкам новых типов зенитными пушками и тяжелой артиллерией. Необходимо также отметить, что трудности, возникшие у немцев с поражением неизвестных им ранее танков новых типов (Т-34 и КВ), как показывает изучение немецких документов, сильно преувеличиваются в литературе советского и пост-советс—кого периода. Несовершенство организационной структуры советских танковых войск в немалой степени нивелировало общее превосходство ЮЗФ в числе танков. Тем не менее, контрудары механизированных соединений были оправданной и ожидавшейся противником контрмерой советского командования. Они сыграли важную роль в сдерживании германского наступления и срыве первоначальных планов немецкого командования. Высокие потери советских танковых войск по своим причинам не являлись исключительным явлением в истории войны, а также в значительной мере объяснялись техническим несовершенством советской бронетанковой техники 1941 г. В целом следует позитивно оценить активную стратегию командования Юго-Западного фронта. В условиях, когда разведка раз за разом ошибалась относительно как ближайших, так и далеко идущих планов противника, контрудары становились наиболее эффективным средством воздействия на врага. Вместе с тем нельзя сказать, что руководство фронта избежало ошибок в оценке ситуации и все его решения заслуживают положительной оценки. Так приходится негативно оценить общую организацию фронтового контрудара без образования единой инстанции для управления собранными для контрудара мехкорпусами. Этот упрек выдвигался советскими военными специалистами еще в 1950-60 гг. и его следует признать обоснованным. Несмотря на целый ряд неблагоприятных факторов, контрудары танков, в первую очередь соединений, имеющих на вооружении танки новых типов, Юго-Западного и Южного фронтов стали опорой обороны советских войск на Украине. Они сдерживали наступление пехоты и танков противника, а в случае с наиболее результативным контрударом 8-го механизированного корпуса — привели к перехвату южной «панцерштрассе» 1-й танковой группы и ее блокированию, что заставило немцев приостановить наступление ХХХХУШ моторизованного корпуса. Также механизированные соединения ЮЗФ оказали бесценную помощь пехоте, сдерживая противника при отходе 6-й армии на старую границу. Помимо механизированных соединений в распоряжении командования Юго-Западного фронта имелась достаточно многочисленная авиация. Удары немецких самолетов по аэродромам 22 июня имели ограниченный результат и о разгроме ВВС ЮЗФ на аэродромах говорить нельзя. Потери были высокие, но не смертельные. Эффективность использования ВВС ЮЗФ в отечественной историографии имеет полярные оценки. Негативные оценки действий ВВС ЮЗФ основываются, прежде всего, на известных по советским документам жалобам войск на отсутствие своей авиации в воздухе. Привлечение данных противника показывает, что подобные жалобы в изобилии присутствуют также в донесениях немецких войск. Звучат даже слова о локальном господстве в воздухе советской авиации (в частности, под Острогом). Следует отметить, что удары авиации Юго-Западного фронта концентрировались в первую очередь на вырвавшихся вперед танковых дивизиях противника. Нанесение авиационных ударов по боевым порядкам пехотных дивизий группы армий «Юг» сопровождалось бы куда меньшим эффектом. Несмотря на несовершенство организационной структуры ВВС Красной армии того периода, командование ВВС ЮЗФ и командиры авиадивизий смогли сконцентрировать значительные силы бомбардировочной авиации на двух «панцерштрассе». Эффект от ударов с воздуха очевиден и признается противником. ВВС ЮЗФ несомненно внесли свою лепту в сдерживание наступления противника и смену его первоначальных планов. Причем эффект был не только сиюминутным, но и долгосрочным — потери автотранспорта и тягачей немецких подвижных соединений снижали их возможности в последующих боях. Вместе с тем, следует признать, что плохое взаимодействие между истребительной и бомбардировочной авиацией Красной армии летом 1941 г. приводило к большим потерям ВВС ЮЗФ в воздухе и постепенному истощению ее потенциала. Также советские ВВС действовали с достаточно низкой интенсивностью использования имеющегося самолетного парка. Вследствие этого по весу сброшенных бомб ВВС Красной армии существенно отставали от Люфтваффе. Этот эффект наблюдался в течение нескольких последующих лет войны и заслуживает отдельного исследования. Последствием этого в Приграничном сражении на Украине 22 июня — 9 июля 1941 г. стало недостаточное для срыва наступательных планов воздействие с воздуха на немецкие подвижные соединения. Анализ потерь боевой техники танковыми войсками и ВВС ЮЗФ показывает, что высокие потери обуславливались, прежде всего, потерей ремонтного фонда в условиях общего отхода. Вышедшие из строя, как вследствие боевых повреждений, так и вследствие поломок и неисправностей танки и самолеты терялись безвозвратно ввиду отступления под нажимом противника. Такая картина потерь была типичной для условий общего отхода. При этом следует подчеркнуть, что достаточно высокой также была доля боевых потерь, в том числе танков новых типов — Т-34 и КВ. Восторженная оценка их боевых качеств, весьма распространенная в отечественной историографии советского и постсоветского периодов, нуждается в серьезной корректировке. Роль укрепленных районов в отечественной историографии принято недооценивать. С легкой руки исследователей советского периода укрепрайоны считались обойденными, преодоленными без особых усилий и не оказавшими заметного влияния на ход боевых действий. Действительно ввиду недоразвернутости и неотмобилизованности войск Красной армии укрепленные районы к утру 22 июня 1941 г. оказались без полевого заполнения и вели бой, преимущественно, силами своих пулеметно-артиллерийских батальонов. Тем не менее, именно упорное сопротивление гарнизонов Владимир-Волынского УРа (вкупе с правильным выбором рубежа обороны УРа) и грамотные действия командира 87-й стрелковой дивизии Ф. Ф. Алябушева, стали причиной корректировки командованием немецкой 6-й армии плана операции уже в первый день войны. Целый ряд пехотных дивизий противника оказался задержан на позициях Струмиловского и Рава-Русского УРов. Существенным, но ранее недооцененным действующим фактором, определившим неуспех как Юго-Западного, так и Южного фронтов, было неверное определение планов противника. Ошибочные выводы о планах противника приводили к не соответствующим реальной обстановке контрмерам и неудачам в отражении ударов врага. Также неверная оценка планов противника приводила к излишним маневрам механизированных соединений и задержала фронтовой контрудар на несколько дней — он состоялся только 26 июня 1941 г. Вместе с тем, изучением документов противника подтверждено, что подобного рода ошибки в определении планов противника допускались также немецкой стороной, что также повлияло на выполнение плана наступления группы армий «Юг». Утверждение о прорыве линий укрепленных районов на старой и новой границе за счет промежутков между УРами и не занятых никем участков не имеет под собой веских оснований. Чаще всего имел место именно прорыв немцами позиций УРа, занятых, по крайней мере, частями пулеметно-артиллерийского батальона УРа. В ключевых для дальнейшего развития событий случаях, таких как преодоление линии укреплений на старой и новой границах III и XXXXVIII моторизованными корпусами, происходил исключительно успешный штурм советской обороны УРа. Прорыв осуществлялся за счет штурмовых действий пехотных и мотопехотных частей. Упрощалась задача прорыва ввиду малочисленности полевого заполнения УРа, когда пулеметно-артиллерийские батальоны были вынуждены вести бой в изоляции, без поддержки стрелковых частей. При этом в ряде случаев германская армия встретила исключительно упорное сопротивление гарнизонов УРов, проявлявшееся не только в масштабах отдельных сооружений, но и целых участков обороны УРа. Упорное сопротивление имело оперативное значение и приводило к задержке соединений германской армии на срок от одних суток до нескольких дней. Вплоть до завершения изучаемого периода (9 июля 1941 г.), несмотря на большие потери людей техники и вынужденный отход, Юго-Западный и Южный фронты всё ещё сохраняли относительную устойчивость фронта. Это позволило Ставке перенаправить имевшиеся к началу войны на территории KOBO стратегические резервы (16-ю и 19-ю армии) на находившийся в глубоком кризисе Западный фронт. Группа армий «Юг» медленно продвигалась вперед, столкнувшись с необходимостью корректировки первоначальных планов, что вызвало споры как внутри группы армий, так и дискуссию с верховным командованием. Корректировка первоначальных планов и смена самой стратегии «Барбароссы» вскоре стала охватывать весь восточный фронт. Локальные и ограниченные успехи войск Юго-Западного и Южного фронтов стали первым шагами на пути крушения «блицкрига». В итоге проведенного исследования и решения научных задач получены следующие научные результаты: Проведен развернутый анализ степени научной изученности заявленной и смежных с ней проблем исследования. Выявлены «белые пятна» историографии, одной из таковых являются боевые действия в львовском выступе, действия авиации и борьбы сторон за укрепленные районы. Установлено, что ввиду упреждения вермахтом Красной армии в мобилизации и развертывании ударные группировки 6-й и 17-й армий, 1-й танковой группы обладали численным превосходством над войсками армий прикрытия на государственной границе СССР. Это привело к развитию кризиса в обороне войск ЮЗФ как на направлении главного удара противника, так и на направлении вспомогательного удара, на львовском направлении. Также установлено, что на протяжении всего Приграничного сражения на Украине 22 июня — 9 июля 1941 г. войска группы армий «Юг» в каждый момент времени обладали численным превосходством по количеству одновременно вводимых в бой соединений (в расчете на батальоны пехоты). Также установлено, что ЮЗФ не обладал решительным преимуществом в количестве полноценных самостоятельных механизированных соединений. Анализ готовности войск Юго-Западного и Южного фронтов к ведению полномасштабных военных действий в момент вторжения вермахта на территорию СССР показал, что начатая весной 1941 г. широкомасштабная реорганизация танковых войск и строительство бетонных ВПП на аэродромах округов привело к ухудшению условий вступления в войну танковых войск и авиации. В танковых войсках имелось большое количество соединений низкой укомплектованности и боеспособности, аэродромный маневр советских ВВС оказался существенно скован выводом из строя ряда авиабаз ввиду строительства на них бетонных ВПП. За счет привлечения немецких источников и сопоставление их с советскими данными реконструирован ход оборонительных сражений и действия командования Юго-Западного и Южного фронтов в ходе отражения наступления немецких и румынских войск в период с 22 июня по 9 июля 1941 г. Выявлены поворотные точки в развитии событий (22 июня, 26 июня, 30 июня 1941 г.). Проанализированы и объяснены решения командования сторон, показана роль неверного определения планов противника в снижении эффективности противодействия его наступлению. Раскрыты формы и методы вооруженной борьбы, применявшиеся советскими войсками на различных этапах сражения. Показаны контрудары как основная форма применения танковых войск Красной армии в ходе оборонительного сражения. Выявлены негативные и позитивные факторы, влиявшие на развитие событий и достижение поставленных советским командованием задач Выявлены причины высоких потерь бронетанковой и авиационной техники соединениями Юго-Западного и Южного фронтов. Установлено, что несмотря на восторженную оценку танков Т-34 и КВ, доля этих танков в боевых потерях оставалась достаточно высокой. Показано, что общий отход и утрата контроля над полем боя являлись причиной высоких потерь техники ввиду уничтожения ремонтного фонда. Установлено, что суженный аэродромный маневр создал предпосылки для высоких потерь советских самолетов на земле, а плохое взаимодействие бомбардировщиков и истребителей — в воздухе. Установлено, что основной причиной поражения ЮЗФ и ЮФ в ходе Приграничного сражения на Украине 22 июня — 9 июля 1941 г. являлось упреждение советских войск в мобилизации и развертывании, позволившее противнику стремительно сокрушать оборону советских войск. В этих условиях танки и авиация стали наиболее маневренным и эффективным средством сдерживания противника, но их возможности были ограниченными и они могли лишь уменьшить масштабы катастрофы.
  3. Хорошо, я понял. Кстати, я перехожу в сталинизм частично теперь опять. Из-за скандала в МГУ с научником и в целом из-за травли меня на госах (сорвали красный диплом и поставили 3 - они специально создали 2 комиссии, одну для красных дипломов, другую - для остальных.То, что они устроили 1 билет по выбору - это ловушка. Специально, чтобы подготовиться им самим для провокационных вопросов на завал, зная, у кого что). Так что теперь я буду искать положительные моменты в колхозах и сталинской системе. Потому что председатель комиссии оказалась конченой мразью, психически ненормальной. И она выставляла себя как человек с либеральными взглядами открыто.
  4. Но капитализмом можно объяснить антинародные законы, которые способствуют ограблению народа. Но как можно капитализмом объяснить антинародные законы 2-го типа?
  5. Мне кажется, что у нас антинародные законы можно разделить на 2 вида: 1) Которые способствуют обнищанию населения и обогащению власть имущих. Тут абсолютно все ясно - пенсионная реформа, например. 2) А второй тип антинародных законов непонятно, в чьих интересах принимается. Это тип абсурдных законов, которое никому не несут никакой финансовой выгоды, но они создают людям страшный гемморой. Приведу всего лишь пару примеров. 1) Первый пример - аккредитация ВУЗов. Постоянно, каждые 1-2 года меняют требования к документации и оформлению рабочих программ. Придумали абсурдную систему так называемых "компетенций" - знания, умения, навыки и т.д. И необходимо чуть ли не каждый год переписывать рабочие программы по большей части дисциплин. То есть преподавательский состав ВУЗа, кто умеет обращаться прилично c WORDом, вынужден выполнять абсурдную и бесполезную работу часами. 2) Второй пример - оборот охотничьего оружия. У нас есть коллизия. Дело в том, что через 5 лет владения гладкоствольным оружием человек имеет права купить нарезное. Но тут есть много нелогичных вещей. Например, если человек честно владел двустволкой 5 лет и продал ее - то он уже не имеет права купить нарезное, потому что в законе об оружии написано: "имеют в собственности охотничье огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие не менее пяти лет" - то есть не имели, а имеют. Только сейчас в Думе обсуждается вопрос, чтобы устранить это коллизию. А если у человека нет денег на винтовку и он сначала решил продать ружье и для его видов охот винтовка нужнее, чем гладкоствол? Еще пример из области оружия - у нас извращенные критерии холодного оружия и многие реально опасные модели ножей и мачете, которыми можно изрубить человека на куски - продаются свободно, как хозбыт. А некоторые ножи, менее опасные, но по формальным признакам являются ХО и без разрешения за их хранение и ношение - административка, а за продажу - уголовка. Это то, что мне пришло в голову навскидку, с чем я недавно сталкивался сам или мои знакомые. Но в целом, тема вот о чем: я могу объяснить логикой антинародные законы, которые принимаются ради прибыли! То есть я понимаю мотивы тех, кто устроил пенсионную реформу. Но чем объяснить огромное количество законов, которые абсурдно и глупо осложняют жизнь в простых бытовых ситуациях, но не ведут к увеличению прибыли для наших олигархов? Мне приходит навскидку - тупость и низкая квалификация тех, кто эти законы составляет и дает депутатам на подпись.
  6. Я встречал точку зрения Б.И. Невзорова, что если бы немцы взяли Москву, то у них были шансы выиграть всю войну, потому что Москва и крупный промышленный центр, и столица (что сильно психологически надломило бы советский народ), но главное - что на Москву сильно завязана транспортная система СССР и если бы Москва пала, то это сильно подорвало бы логистику по всему советско-германскому фронту.
  7. То есть когда провалилось наступление на Москву, Германия была обречена на поражение во второй мировой войне?
  8. Я правильно понял, что перманентная мобилизация была в Германии невозможна, потому что по экономическим соображениям, исходя из численности населения и возможностей снабжения конкретного театра военных действий нельзя было резко увеличивать численность личного состава сверх определенного лимита, для Германии был достигнут некий предел? То есть СССР мог из-за больших потерь позволять себе такое летом 1941-го года, а Германия - нет в силу того, что нереально было снабжать и кормить одновременно большее кол-во людей, чем Германия могла позволить на Востоке по состоянию на 1941 год?
  9. Ну я это и имел в виду. То есть более продуманный состав у вермахта в 1940-1941 по сравнению с его противниками. А сыграла ли здесь роль польская кампания, которая дала боевой опыт для организации более продуманного состава?
  10. То есть по логике Исаева наши танковые армии 1944-45 годов тоже являются золотым сечением?
  11. А разве "золотое сечение" - это неверно? Ведь у немцев на самом деле в танковых и моторизованных дивизиях было гораздо больше автотранспорта, вся артиллерия была на механической тяге и самой артиллерии было больше, чем в советских танковых и моторизованных дивизиях. Возьмем штат советского мехкорпуса. 1031 танк, 36080 личного состава, 172 орудия и 186 минометов, 5161 автомашин, 352 трактора, 1679 мотоцикла. Это штат, но в реальности все было намного хуже, был сильный некомплект всего. А теперь возьмем немецкий моторизованный корпус. Исаев приводит данные о том, что "в типичном армейском моторизованном корпусе немцев из двух танковых и одной моторизованной дивизии было примерно 37 тыс. человек, 360 танков, 264 миномета, 335 орудий, 6500 автомашин, 4100 мотоциклов. Это без учета корпусных частей". То есть у нас в мехкорпусах сильный перекос в сторону танков, но гораздо слабее обеспечение артиллерией, минометами, транспортом. Именно это Исаев и имел в виду как "золотое сечение". То есть советские мехкорпуса лета 1941 года были достаточно громоздкие, неповоротливые и перегруженные танками.
  12. По поводу численности ГА Центр под Москвой? Да, я читал.
  13. Я опыта общения с ним не имею, поэтому судить могу только по книгам. Хотя книги у него сейчас пошли неинтересные, нудные очень, скучные. То есть я о нем сужу по ранним его книгам 2004-2006 годов, особенно по Антисуворову.
  14. Вообще справедливо было бы считать для конкретного сражения (а не исхода войны) общие потери. погибшие + раненные + пленные + пропавшие без вести. А это для Смоленского сражения это получается примерно 1 к 4.3. Но дело в том, что надо найти логику в рассуждения Исаева. Наверняка, у него были какие-то соображения и критерии свои, только он их не озвучил. Одну из версий я выдвинул. Ведь нормальный человек не будет так говорить с потолка чисто из любви к вермахту? Либо у него была ошибочная методика расчетов, либо не совсем верные критерии.
  15. То есть Кривошеев давал общие цифры, но безотносительно анализа значимости цифр с точки зрения боевых действий в конкретном сражении?