Таблица лидеров


Популярный контент

Показан наиболее популярный контент 29.01.2019 во всех областях

  1. Burenstam

    Сёмин и СВ

    ОТ Борис Юлин Прекрасная карикатура! Сёмин мановением руки останавливает орды св-ешников, идущих в бессмысленную атаку с миллионом подписей в туалет президенту.
    2 лайка
  2. 1 декабря 1963 года при бурении скважины на газовом месторождении Урта-Булак (Узбекистан) бур вошел в пласт с аномально высоким давлением, достигавшим 300 атмосфер. В результате буровую колонну (полтора километра стальных труб) выдавило из скважины, буровая вышка опрокинулась, а вырвавшийся из скважины фонтан газа воспламенился. Этот факел горел в течение трёх лет (1074 дня), фонтан газа достигал высоты 70 метров, объём сгораемого газа составлял до 12 миллионов м3 в сутки. Из-за высокой температуры к факелу было невозможно подойти ближе, чем на 250—300 метров. Местность вокруг была покрыта копотью, в окрестностях скважины изменилось поведение животных. Для защиты от жары вокруг факела зимой с помощью бульдозеров был насыпан песчаный бруствер. Для тушения факела применялись различные методы, использовавшиеся в то время, в том числе и применение артиллерии, но огонь не был потушен. В результате пришлось применить ядерный взрыв Руководитель работ К. И. Мангушев описал первое посещение места аварии в своих воспоминаниях: Странное ощущение было, когда вертолёт коснулся земли: вибрация усилилась, шум мотора потонул в океане сплошного гула, глухих взрывов. Рёв сотен реактивных двигателей, шум канонады — всё это был его голос, голос фонтана… Отсюда до фонтана было метров шестьсот… Вся дальняя часть долины была смазана призрачными пологами марева, колыхавшимися вблизи факела. То, что сверху казалось махонькой пепельницей, оказалось валом песка, нагруженным вокруг устья скважины на расстоянии, куда зимой смогли дойти бульдозеры… Отсюда наклонённый факел уходил в небо и терялся где-то в мареве. Как хоровод дьяволят, вокруг факела то тут, то там возникали и пропадали песчаные вихри — настоящие самумы. Всё, что могло гореть вокруг, давно сгорело. Теперь это была действительно мёртвая раскалённая земля. Живому здесь места не осталось. По ночам стаи перелётных птиц и тучи насекомых, привлечённые светом, попадали в эту огненную пляску смерти и, падая, сгорали, часто даже не долетев до земли. «Как же здесь работали люди? Какое надо иметь мужество, чтобы подойти к жерлу ада?» — подумалось невольно. Действительно, чтобы подойти к устью скважины и что-то там делать, нужен крепкий дух, да и тело крепкое нужно. А ведь буровики работали вон там, ведь это они вытащили оттуда оборудование, расчистили устье скважины. Невероятно… Весной 1966 года для тушения фонтана был предложен метод подземного подрыва термоядерного заряда. Газовый факел Урта-Булак Испытания бурового оборудования проводились на полигоне в Московской области. В результате этих испытаний были определены угол шахты, глубина заложения заряда, конструктивные особенности устройств. Сам заряд создавался в КБ-11 под руководством опытных физиков-ядерщиков Владимира Сергеевича Лебедева и В. А. Разуваева. Особенностью разработки была «чистота» термоядерного заряда, то есть в продуктах взрыва должно было содержаться минимальное количество осколков деления, а основная энергия выделяться за счёт термоядерного синтеза. Для закладки заряда была пробурена наклонная штольня, в которой заряд был помещён на глубине 1500 метров под поверхностью земли. В этой точке была достаточно высокая температура, поэтому опущенный в точку подрыва заряд пришлось дополнительно охлаждать. Подрыв ядерного заряда был произведен 30 сентября 1966 года, результат был полностью достигнут. Газовая скважина была пережата слоями породы, фонтан пламени погас через 22 секунды после подрыва Ядерные заряды применялись для тушения газовых факелов ещё трижды: - «Памук», Кашкадарьинская область (21 мая 1968 года), - «Факел», Харьковская область (9 июля 1972 года, цель не достигнута), - «Кратер», Марыйская область, (11 апреля 1972 года). Взято тут: Как пожар ядерным взрывом тушили - Мастерок.жж.рф Вот так вот: раз плюнуть было.
    1 лайк
  3. 1. Ни на 1 сентября 1939, ни на 22 июня 1941 никакой антигитлеровской коалиции не существовало в природе. Были отдельные страны, частью связанные взаимными договорами, а частью — нет. Говорить о некоем подобии коалиции можно лишь с середины декабря 1941 г., когда в состоянии войны с Германией, неожиданно для самих себя оказались США. Т. е. более двух лет великолепный вермахт воевал против одиночек. 2. Соответственно, людские ресурсы вермахта были не меньше, а больше, чем у жертв германской агрессии. Причем, если 22 июня людские ресурсы Германии, ее союзников и оккупированных стран примерно соответствовали СССР (конечно, если напрочь забыть о Японии), то к декабрю 1941 население СССР было уже меньше, чем Германии с оккупированными территориями. И такая ситуация сохранялась до конца 1943 г. 3. На 22 июня промышленный потенциал Европы, находящийся в руках Германии, существенно превышал советский. В дальнейшем ситуация для нас стала еще хуже (а для немцев — лучше). Если, скажем, говорить о броневом производстве, то после потери Харьковского и Ленинградского броневых производств, в целом производство брони упало катастрофически. А металлургические заводы на востоке (Урал и проч.) изначально под производство брони не проектировались. Вот что об этом пишут: С этим, в частности, связано то, что качество брони наших танков военного выпуска уступало довоенному качеству. У Германии подобных проблем с промышленным потенциалом не возникало где-то до 1944 г. Так и представляю, как 1 сентября 1939 г. злобная коалиция кинулась грызть Германию, которая "смогла продержаться" аж 6 лет. Профессиализм оценивается по способности решать поставленные задачи. Ни в 41, ни в 42, и так до 1945 г. германская армия решить поставленные перед ней задачи не смогла, что говорит о том, что "уникального профессионализма" у вермахта не наблюдается. Красная армия сравнялась с этими "профессионалами", пожалуй, с конца 42-го, а с середины 1943 стала его превосходить. Вопрос дискуссионный. Если ты читал Гальдера, то не мог не обратить внимание на чрезвычайно низкие цифры "официальных" потерь, и одновременно постоянные жалобы на нехватку личного состава. И это при том, что к декабрю-январю 41-42 гг. на фронт пригнали 300 тыс. маршевого пополнения и еще по 50 тыс. ежемесячно возвращались из госпиталей. Весной 42-го маршевого пополнения пригнали уже под миллион (плюс выздоровевшие из госпиталей), а толку никакого, — как будто это пополнение по прибытии растворялось в русских просторах. В общем, если чему и удивляться, то тому, как наша страна, в условиях жесткого дефицита людских и промышленных ресурсов, смогла не только остановить "уникальный" вермахт, но уже в 1941 провести ряд удачных наступательных операций.
    1 лайк