Таблица лидеров


Популярный контент

Показан наиболее популярный контент 01.01.2019 во всех областях

  1. Ну что , товарищи поздравляю с наступающим новым годом. И пусть он будет лучше уходящего ( по крайней мере не хуже). И чтобы у вас все было хорошо, никто не болел и был прирост материальных благ. Давайте подведем итоги. Вот я например, в этом году писал научные статьи и завел свой Ютуб канал ( да, он небольшой, но он есть). А также начал проводить экскурсии. Короче, много чему научился и достиг. Многое неполучилось, не хватало времени, на некоторые проекты денег.
    3 лайка
  2. В 12 часов дня на бриге собрался военный совет. Казарский изложил диспозицию: - Господа, - проговорил он как обычно спокойным, ровным голосом. - Повторяю то, что вы и без меня прекрасно знаете. Исполняя свой долг, «Штандарт» и «Орфей» пошли в Сизополь, дабы сообщить его превосходительству, адмиралу Грейгу, о местонахождении турецкого флота. При хорошем ветре уже сегодня ночью эскадра поспешила бы к нам на выручку, но при таком, как сейчас, дай бог, если капитан-лейтенант Сахновский достигнет Сизополя к завтрашнему утру. Неприятель увязался за нами, как мы того и добивались, но обстоятельства сложились таким образом, что задуманный манёвр вряд ли удастся осуществить. В ближайшее время мы будем настигнуты противником. В сложившейся ситуации желаю выслушать ваши предложения. По давней флотской традиции, заведенной Петром I, первым высказал свое мнение младший по чину. Слово взял поручик Корпуса флотских штурманов И. П. Прокофьев. Ветерана флота не колебался и сходу предложил принять бой, а когда корабль получит серьезные повреждения, свалится с ближайшим кораблей противника и подорвать себя в месте с ним к чертовой бабушке. “Нам не уйти от неприятеля, будем драться. Русский бриг не должен достаться врагу. Последний из оставшихся в живых взорвет его на воздух”©. Предложения других офицеров были аналогичными. “На военном совете брига «Меркурий», состоявшемся 14 мая 1829 года, в присутствии господ офицеров брига решено: защищаться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или откроется течь, до невозможности откачивать оную, тогда свалиться с которым-либо неприятельским кораблём, и тот офицер, который останется в живых, должен зажечь крюйт-камеру. Мнение сие подал корпуса штурманов поручик Прокофьев, и прочие офицеры единогласно к нему присоединились"©Запись шканечном журнале брига “Меркурий” Обязанности в бою Казарский распределил следующим образом: Скорятин распоряжается парусами, руководит работой на марсах и реях, Притупов руководит пожарной группой, Новосильский командует артиллерией, на себя капитан взял управление кораблём и маневрирование. План боя был доведен до команды. Предложение командиров матросы встретили троекратным ура. Все единогласно объявили, что будут верны своему долгу и присяге. Вот что значит правильная воспитательная работа с личным составом! Не смотря на столь искренний единодушный порыв команды стоять до конца, Казарский, просто на всякий случай, организовал заградотряд: выставил в качестве часового у флаг-фала самого проверенного матроса с категорическим приказом стрелять в любого, кто попытается спустить флаг не смотря на чины и звания. Матросы и офицеры одели парадную форму и заняли свои места согласно боевому расписанию. На якорный шпиль перед входом в крюйт-камеру Казарский лично положил свой заряженный тульский пистолет, чтобы в критический для корабля момент последний из оставшихся в живых офицеров брига выстрелом в бочку с порохом взорвал корабль вместе с врагом. После чего он прошёл в свою каюту, вынул из сейфа все документы, секретные сигнальные книги, вахтенный журнал, приказал привязать их к шлюпке, что висела на корме, лично проследил за тем, чтобы корабельный плотник проделал в днище внушительную дыру, и только затем распорядился бросить шлюпку на воду. Подняв брызги, шлюпка перевернулась и, пуская крупные пузыри, пошла ко дну. Для дополнительного ускорения Казарский приказывает спустить весла на воду. Около двух часов дня ветер совсем стих, и ход преследующих кораблей уменьшился. Пользуясь этим обстоятельством, команда брига еще сильнее налегла на весла, и отрыв от противника стал увеличиваться. Глядя вслед бодро работающему веслами бригу, турецкий капудан-паша от досады зажевал свою чалму и взмолился Аллаху. Аллаху видимо и самому было интересно чем закончится дело и он ради разнообразия решил вмешаться. Не прошло и получаса, как ветер снова посвежел и турецкие корабли, поймав его верхними парусами, стали сокращать дистанцию. В исходе третьего часа дня турки приблизились на пушечный выстрел и открыли огонь из погонных орудий, вопя во все горло “Рус, сдавайса!” “Идите на х..й”, вежливо ответили им с брига, сопроводив это послание избранными цитатами из большого петровского загиба и открыли ответный огонь из ретирадных орудий. Турецкие корабли стреляют почти в упор. Тридцатифунтовое ядро пробивает бриг на вылет и убивает двух загребных матросов стоявших на веслах. Казарский приказывает убрать весла и готовится к бою. Турки берут русский кораблик в клещи. Скоро “Меркурий” перестал быть виден из-за порохового дыма. Еще немного и его разнесут в щепки. Корабли идут борт в борт и турки, чтобы сравняться в ходе с бригом, убрали паруса. И тут “Меркурий” поймал ветер. Ловко подрезав “Селемие” он вырывается из клещей. Преследование продолжается. Теперь Казарский имеет возможность использовать свой единственный козырь: маневренность. Вот тут ему и пригодился опыт полученный под Анапой и Варной. Благодаря искусному маневрированию он сводит преимущество турок к минимуму, эффективно стрелять по бригу теперь могут только 16-18 носовых пушек с обоих турецких кораблей, что почти сравняло силы. Внезапно несколько ядер выпущенных с “Реал-бея” настигают “Меркурий”. Одно из них проделывает дыру ниже ватер линии. Бриг начинает набирать воду. Корабль, ценой своей жизни, спас один из штрафников: матрос Гусев. Он спустился в трюм и собственным телом законопатил пробоину. Лучший канонир корабля: Лисенко сообщает Новосильскому, что мог бы попытаться перебить ватер-штаг у “Селемие” (толстый трос, удерживающий бушприт от смещения вверх), тем самым лишив его хода, проще говоря, «Селемие» на полном курсе потеряет половину парусов на центральной мачте. Но для этого надо подойти поближе. Казарский оценил то огромное преимущество, которое может дать этот выстрел и решается на риск. Маневр полностью удался: метким выстрелом Лысенко перебил ватер-штаг, к тому же другим канонирам удалось расщепил часть левого русленя грот-мачты, а Щербаков удачным выстрелом повредил грот-брам-стеньгу. “Селемие” был выведен из строя и прекратил бой. Как наскипедаренный скакал капудан-паша по палубе своего флагмана, брызжа слюной и сыпя проклятьями. Схватив рупор, он в цветах и красках расписал проходящему мимо на своем корабле реал-бею те сексуальные отношения в которые он, капудан-паша с ним вступит если тот упустит проклятый русский бриг. Реал-бей нервно икнул, услышав предполагаемый перечень позиций, в которых ему отводилась исключительно пассивная роль, и бросился в погоню. А капудан-паша вновь принялся молить Аллаха о помощи. Но Аллах в данный момент был занят. В астральном эфире творился форменный бедлам: слышалась возня, сердитое сопенье, прерываемое порой смачными звуками ударов, витиеватая восточная ругань периодически перекрывалась непарламентскими выражениями на древнееврейском и церковнославянском, а посреди этой какофонии прорывался хорошо поставленный звонкий голос, под хлопанье крылатых сандалий, кричавший на древнегреческом что то на вроде: “Саваоф, придежи этой падле руки, я сейчас пробью с ноги” и еще пару матюков на чистейшей латыни. Высшие сферы были слишком заняты выяснением отношений и предоставили людей самим себе. Тем временем Реал-бей упорно преследовал русский бриг. До захода солнца оставалось не так уж и много времени, и турецкий контр-адмирал торопился покончить с дерзким кораблем. Упустить добычу и тем самым опозориться на виду всего флота, этого он себе никак не мог позволить. Реал-бей был матерым морским волчарой. Он решил не подставлять борт бригу, производя по нему продольные выстрелы, которые избежать никаким маневрированием было невозможно. Весь бой продолжался уже около трёх часов, но самый большой урон бриг “Меркурий” понёс именно сейчас в последние полчаса от “Реал – бея”. То в одном, то в другом месте на бриге вспыхивали пожары. Обломком мачты контузило Казарского, но, несмотря на это, он остался в строю и руководил боем. Александр Иванович видел, что с каждым выстрелом бриг теряет силу, ещё немного и свалиться с турком не удастся, бриг попросту уйдёт на дно. Поэтому капитан, приказав продолжать стрельбу, разворачивает корабль в сторону турка и берет курс на сближение с “Реал-беем”. Непроизвольно взгляды всех переместились на шпиль, где лежал обычный тульский армейский пистолет. До “Реал – бея” оставалось совсем немного. При виде идущего на таран русского брига турок прошиб холодный пот: дымящийся, с грудами обломков на залитой кровью палубе, но по прежнему не спустивший свой флаг, огрызающийся залпами из всего, что только нашлось на борту, включая ружья, пистолеты и рогатку штурманского ученика 1го класса Феди, бриг вселял в их сердца дикий ужас. Кто то вспомнил слова пленного русского капитана, сказанные в начале боя, и на турецком линкоре началась паника. В ужасе турки прыгали за борт. И тут… счастливым выстрелом то ли канонира Лисенко, то ли канонира Кабанова удалось перебить у неприятеля нок правого фор-марс-рея, падение которого увлекло за собой лисели и частичное сворачивание марселя. Говоря по простому: линкор фактически лишился одной из мачт и потерял ход, а упавшие паруса накрыли турецких артиллеристов и пушки, сделав дальнейшую стрельбу невозможной. В 17 часов 30 минут “Реал-бей” был вынужден выйти из боя. А израненный бриг, подняв все оставшиеся после боя паруса, безусловным победителем уходил прочь от вконец охреневшего от такого поворота событий турецкого флота. Он уходил, как и дрался, без всякой суеты и поспешности. На прощание один из русских матросов многозначительно помахал обездвиженным турецким линкорам концом каната. Что в самом цензурном переводе означало предложение взять на буксир. Все что могли турки, так это взвыть в ответ от бессильной ярости. На “Селимие” капудан-паша бился в эпилептическом припадке, реал-бей тоскливо грыз буршприт, глядя в след удаляющемуся русскому кораблю и бормотал что-то про зайца, бывшего у него в руках, а перед его глазами стояли картинки из обещанного адмиралом сексмарафона. А тем временем, на оторвавшихся от преследования русских кораблях услышали, что артиллерийская канонада, доносившаяся с юга, смолкла, «Штандарт» и «Орфей», посчитав «Меркурий» погибшим, приспустили, в знак траура по нему, свои флаги. Получив сообщение о выходе турок из Босфора, адмирал Грейг отдал приказ о выдвижении русского флота на перехват. Из-за штиля русская флотилия смогла выйти в море только в середине следующего дня. А уже в пять часов вечера эскадра встретила возвращающийся "погибший" "Меркурий". Только завидя на горизонте русские паруса Казарский взял свой все еще лежащий возле крюйткамеры, пистолет и выстрелом в воздух разрядил его. В тот же день Казарский подал рапорт на имя адмирала Грейга: "Я не нахожу слов для описания храбрости, самоотверженности и точности в исполнении своих обязанностей, какие были оказаны всеми вообще офицерами и нижними чинами в продолжение этого трехчасового сражения, не представлявшего никакой совершенно надежды на спасение, и что только такому достойному удивления духу экипажа и милости Божией должно приписать спасение судна и флага Его Императорского Величества. Урон в команде брига состоялся из четырех убитых и шести раненых нижних чинов. Пробоин в корпусе оказалось 22, повреждений в рангоуте 16, в парусах 133 и в такелаже 148; сверх того разбиты гребные суда и повреждена карронада" Подвиг "Меркурия" был настолько невероятен, что нашлось очень много сомневающихся в его истинности. Особенно усердствовали англичане, утверждавшие, что бриг принципиально не мог нанести такие повреждения двум линейным кораблям, даже если бы те стояли на месте и не стреляли по нему. Злые языки утверждали, что Казарский, видимо, столкнулся с двумя турецкими фрегатами, в его донесении разросшимися до двух линейных кораблей и всего турецкого флота. Справедливости ради стоит сказать, что повод для сомнений действительно был: математическая вероятность такого благополучного исхода боя для брига "Меркурий" составляет одну стомиллионную. Но люди, знавшие Казарского лично, особенно про его просто феноменальную честность, унаследованную от отца, в словах капитана не сомневались, среди них был и адмирал Грейг, незамедлительно пославший рапор о бое императору. А вскоре слова Казарского и его команды подтвердили и сами турки, которые были поражены и восхищены мужеством русского капитана и его корабля. Штурман "Реал-бея" в своем письме домой писал: “Во вторник, с рассветом, приближаясь к Босфору мы приметили три русских судна: фрегат и два брига; мы погнались за ними, но только догнать могли один бриг в три часа по-полудни. Корабль капитан-паши и наш открыли тогда сильный огонь. Дело неслыханное и невероятное. Мы не могли заставить его сдаться: он дрался, ретируясь и маневрируя со всем искусством опытного военного капитана, до того, что стыдно сказать, мы прекратили сражение, и он со славою продолжал свой путь. Бриг сей должен потерять, без сомнения половину своей команды, потому что один раз он был от нашего корабля на пистолетный выстрел, и он, конечно, еще более был бы поврежден, если б капитан-паша не прекратил огня часом ранее нас, и сигналом не приказал бы нам то же сделать. В продолжение сражения командир русского фрегата говорил мне, что капитан сего брига никогда не сдастся и если он потеряет всю надежду, то тогда взорвет бриг свой на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг - «Меркурий». С 20 пушками не более, он дрался против 220 в виду неприятельского флота бывшего у него на ветре.“ Во многом именно благодаря бою с "Меркурием" турецкий флот, имея численное преимущество, так и не решился на прямое столкновение с черноморской эскадрой. Император Николай I по достоинству оценил подвиг русских моряков. На рапорт адмирала Грейга он наложил следующую резолюцию, в последствии превратившуюся в указ: "Капитан-лейтенанта Казарского произвести в капитаны II ранга, дать Георгия 4 класса, назначить в флигель-адъютанты с оставлением при прежней должности и в герб прибавить пистолет. Всех офицеров — в следующие чины. И у кого нет Владимира, дать Георгия 4 класса, всем нижним чинам — знаки отличия военного ордена и всем офицерам — двойное жалованье в пожизненный пенсион... На бриг «Меркурий» — Георгиевский флаг... Повелеваю по приходе в ветхость заменить его другим, продолжая сие до времен позднейших, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его имя во флоте никогда не исчезали переходя из рода в род, на вечные времена служили примером потомству." Война близилась к завершению. Оправившись от контузии, капитан 2 ранга Казарский принял под свою команду 44-пушечный фрегат «Поспешный» и успел принять участие в одной из последних операций кампании - взятии Месемврии. В начале 1830 года Казарский назначается командиром линейного корабля «Тенедос». В 1830 году вместе с князем Трубецким Казарский ездил в Лондон для поздравления английского короля Вильгельма IV как представитель Российского флота. Английские моряки встречали героя со всей торжественностью и почетом. В 1831 году за отличие по службе капитан 2 ранга Казарский Всемилостивейше пожалован в капитаны 1 ранга. В 1831 году уволенный от командования кораблем Казарский поступает в полное распоряжение Николая 1, как флигель-адъютант. Флигель-адъютант – при государе императоре - это прежде всего исполнительный порученец, грамотный и опытный специалист, эксперт, которому доверяются дела государственной важности. Он располагает широкой информацией – в том числе, и доверительного, сугубо конфиденциального характера. Казарский идеально подходил на эту должность: феноменально честный, лично преданный императору, категорически отказывающийся иметь дело с любой из дворцовых политических группировок. Николаю I кровь из носу нужны были такие люди, которым можно было бы безоглядно верить и доверять. Казнокрадство и коррупция процветали, сигналы шли отовсюду, но поди разбери где в тех доносах правда, а где навет. С этим надо было что то делать. На фронт борьбы с коррупцией, как доверенное лицо государя, и был направлен Казарский. И казнокрады взвыли. Казарский со свойственной ему беззаветной самоотдачей взялся за новое дело. Саратовская, Тамбовская, Симбирская, Нижегородская, Пензенская губернии, особое поручение в Казани - вот адреса его служебных командировок. Он мотался по всей Российской империи подобный посланцу Немезиды для казнокрадов. Ему было глубоко плевать на чиновничьи "крыши", он не входил ни в какие придворные группировки и оставался неподкупен, о нем ходили легенды. Одно только сообщение о вероятном визите Казарского с инспекцией вызывало приступы диареи и микроинфаркты у 90% российских чиновников. Два года Казарский наводит ужас на казнокрадов и мздоимцев всех мастей. В свободное же время он занят проектированием... Беломорканала. Именно проект Казарского был в последствии извлечен из под сукна большевиками и претворен ими в жизнь. Казарский костью в горле стоял у всех россиских коррупционеров. И его решают убрать. Он погиб на взлете своей карьеры в Николаеве 16 июня 1833 года, куда приехал по случаю смерти дяди. Из записки Графа Бенкендорфа от 8 сентября 1833 года О скоропостижной смерти флигель-адъютанта КАЗАРСКОГО. "Дядя Казарского Моцкепич, умирая, оставил ему шкатулку с 70 тыс. руб., которая при смерти разграблена, при большом участии Николаевского полицмейстера Автомонова. Назначено следствие, и Казарский неоднократно говорил, что постарается непременно открыть виновника. Автомонов был в связи с женой капитан-командора Михайловой, женщиной распутной и предприимчивого характера, у ней главною приятельницей была некая Роза Ивановна, состоявшая в коротких сношениях с женой одного аптекаря. Казарский после обеда у Михайловой, выпивши чашку кофе, почувствовал в себе действие яда и обратился за помощью к штаб-лекарю Петрушевскому, который объяснил, что Казарскпй безпрестанно плевал, и оттого образовались на полу черные пятна, которые три раза были смываемы, но остались черными. Когда Казарский умер, то тело его было черно, как уголь, голова и грудь необыкновенным образом раздулись, лицо обвалилось, волосы на голове облезли, глаза лопнули и ноги по ступни отвалились в гробу. Все это произошло менее, чем в двое суток. Назначенное Грейгом следствие ничего не открыло, другое следствие также ничего хорошего-не обещает, ибо Автомонов ближайший родственник генерал-адъютанта Лазарева." Для следствия по делу и выяснения обстоятельств смерти Казарского Николай I послал в Николаев князя Меньшикова. Полиция, высшим чинам которой которой тоже доставалось от Казарского, проведя "обстоятельное и подробное" следствие установила, что Казарский умер от... воспаления легких. На этом дело закрыли. Похоронили его в Николаеве, на кладбище, у церкви Всех Святых. Возле нее можно увидеть памятник капитану Александру Ивановичу Казарскому. На нём в круглом медальоне выгравирован портрет Казарского. Под портретом надпись: «Капитан 1 ранга А.И.Казарский (1798-1833), командир 18-ти пушечного брига «Меркурий», победившего в бою 27 мая 1829 года два турецких линейных корабля.» На оборотной стороне памятника вверху бронзовый медальон с датой «14 мая 1829 года», а внизу изображение брига «Меркурий». Позже рядом с ним были похоронены штурман «Меркурия» Прокопьев и юнга Спиридонов. Над их могилами – небольшой старинный памятник. Желая сохранить для потомков память о славном подвиге под его командованием, черноморские моряки решили на свои средства установить в Севастополе памятник герою. В сборе средств приняли участие моряки не только Черноморского, но и Балтийского флота. К концу 1834 года было собрано около 12 тысяч рублей, но строительство памятника затянулось. Эскизный проект монумента был выполнен в 1835 году академиком архитектуры А.П.Брюлловым, Сооружал его на Матросском (бывшем Мичманском) бульваре известный в Севастополе каменных дел мастер О.Г.Нюман. Состоялось открытие памятника. Обнажив головы, стояли на палубах матросы и офицеры Черноморского флота. Развевались приспущенные флаги кораблей. Грянули пушки, салютуя бессмертию и доблести верного сына России Казарского А.И. На белом камне лаконичная и многообещающая надпись: «КАЗАРСКОМУ. ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР» Бриг "Меркурий" после капитального ремонта еще долго служил в Российском флоте. Но 9 ноября 1857 года приказом генерал-адмирала № 180 бриг «Меркурий» из-за крайней ветхости всех строений исключен из списков флота и разобран. По заведенной Николаем I традиции в составе ЧФ практически всегда имелся корабль с именем героического брига. В 2001 последний из них: "Память "Меркурия"" по горькой иронии судьбы затонул совершая комерческий рейс, перегруженный "челноками" с турецким ширпотребом. ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Использованные материалы 1. Важнейшие даты жизни и деятельности напитана 1 ранга А.И.Казарского 2.Биография Казарского А.И. http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... zbiogr.htm 3.Дневники А.И.Казарского http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... znotes.htm 4.Рапорт командира брига «Меркурий» капитан-лейтенанта Казарского адмиралу А.С.Грейгу http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... raport.htm 5.Рапорт Главного командира ЧФ и портов Генерал-Адмирала Грейга http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... raport.htm 6.Указ Государя Императора 29 июля 1829 года http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... azukaz.htm 7.Резолюция Императора Николая I на Всеподданнейшие рапорты адмирала Грейга http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... azukaz.htm 8.Приказ Главного командира ЧФ от 4 июля 1829 года. http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... prikaz.htm 9.Письмо, посланное из Биюлимана http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... ealbey.htm 10.Отзывы о подвиге А.И.Казарcкого http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... azcomm.htm 11.Письмо Адмирала М.П.Лазарева http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... zlazar.htm 12.Записка графа Бенкендорфа от 8 сентября 1833 года http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... zdeath.htm 13.Воспоминания Фаренниковой Елизаветы http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... zmemor.htm 14.Материалы о бриге «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... ercury.htm 15.Рапорт о спуске на воду брига «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... ercrap.htm 16.Осминин Иван Яковлевич. Послужной список http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... sminin.htm 17. Список командиров брига «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... ercomm.htm 18.Список команды брига «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... rspisk.htm 19.Таблица размеров рангоута, брига «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... ersize.htm 20.Библиография о А.И.Казарском и бриге «Меркурий» http://www.sevastopol.iuf.net/rus/museu ... azbibl.htm ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Историческая реконструкция боя брига "Меркурий" из кинофильма "Трое с площади карронад"
    1 лайк